В гостях у Дагласа и Милы

Дом у них одноэтажный, стандартных размеров, стоит на обычной улице в густонаселенном районе на юго-востоке Орландо. Снаружи ничем особенным не отличается – тот же драйввэй к гаражу, что и у всех, те же кустики-цветочки под окнами, что и у соседей, и дощатый забор, отделяющий участок их дома от соседнего участка и скрывающий за собой… Вот тут надо остановиться и войти в дом.

Гостиная
В солнечную погоду, как только вы открываете дверь и ступаете на порог, вас приветствует нечто радужно-богатое, сверкающее и переливающееся при малейшем вашем движении. От неожиданности и восторга вы замираете, не в силах вымолвить ни слова, и спасает вас только выработанный инстинкт – входя в помещение, вы почти автоматически закрываете за собой дверь. Ослепляющее разноцветное волшебство прекращается и превращается просто в сияние красок абажура и ножки настольной лампы.
А дальше ваш взгляд переключается на классическое сочетание черного и белого – коврик на полу, диван, коротенькая гармошка вертикальных жалюзи над ним, картина над небольшим, затянутым гармошкой, окном. Черно-белая геометрия прямых линий соблюдается только в одном из этих кусков интерьера, в трех других – рисунок зебры более чем затейливый и рассчитан явно не на существ с одномерным восприятием пространства. У вас уже начинает слегка кружиться голова от старания “выпрямить” свое зрение, но в этот момент вы замечаете алые маки, с округлыми лепестками и черной сердцевиной, вполне реальные, разве что неестественно большие – и вы вновь возвращаетесь из авангардистского черно-белого кино в реальный многоцветный мир. Еще раз оглядываете гостиную. Теперь она воспринимается не отдельными пятнами, а единым целым с неповторимым интерьером, создающим весьма позитивное настроение.

Спальня
Если бы она была вашей, то по утрам не хозяев, а вас, будили бы танцующие на потолке и стенах разноцветные блики – лучи солнца, пробивающиеся сквозь струйки ткани на окне над изголовьем кровати и преломленные через множество граней трех стеклянных кристаллов на подоконнике. Днем вы бы нежились с книгой в руках на красных, с золотыми китайскими вензелями подушках, и ваша чашка с зеленым чаем на синем прикроватном столике отражалась бы в зеркале на розовато-пурпурном комоде. А по вечерам вы бы засыпали в фиолетово-розовой мгле, разлитой по комнате от неяркого света сквозь плотный шелк настольной лампы.
Однако, вряд ли нам с вами все это удастся испытать на себе – спальня не предназначена для гостей. Так что придется поверить на слово и попытаться представить сочность красок и настроение обитателей спальни – несомненно позитивное утром, днем и вечером.

Обеденный, он же выставочный, зал
Представьте себе небольшую, семь-восемь квадратных метров, комнату. На левой от вас стене – политическая карта мира с яркими разноцветными пятнышками стран. Перед вами – два узких окна, занавешенные красно-бело-черным. Справа – мебельный гарнитур: журнальный столик с настольной лампой и два стула по обе стороны. Гарнитур своим строгим белым окрасом с небольшими черными пятнами и правильными, не лишенными изяшества формами напоминает далматина. Или далматинов, поскольку предметов-то все-таки четыре.
А еще совсем недавно в этой комнате была картинная галерея. Холсты в рамках висели и стояли на полу вдоль стен, и почти с каждого на вас смотрело огромное светило. Оно не ослепляло, а как бы утепляло вашу душу, маня к себе в удивительно тихий и уютный мир. Я помню ощущение покоя, которое испытывала, глядя на картины и почти купаясь в гармонии каждой из них.

Сегодняшняя чистота и свежесть “далматинцев” в сочетании с четкой расчерченностью государственных границ на карте помогают ощутить правильность мироустройства и опять же создают настроение покоя в душе и позитива в мыслях.
Эта небольшая комнатка – проходная, вообще-то она планировалась быть столовой, но поскольку хозяева предпочитают завтракать-обедать-ужинать поближе к плите, то теперь она выполняет роль почти что выставочного зала.

Кухня
А кухня – вот она, сразу через дверной проём из “выставочного зала”. Даже по американским меркам она довольно большая. Как водится, здесь два пространства – собственно кухня с плитой, мойкой, холодильником и шкафами с одной стороны, обеденная зона с круглым столом и элементами декора – с другой. Впрочем, элементы декора здесь повсюду – птицы всех мастей на шкафах; разноцветные кленовые листья в розовой вазочке на круглом “цветущем” столике; большая деревянная ваза на полу, тоже разноцветная и тоже с птицами на ветках в ней; и даже стандартный мусорный контейнер сплошь увит-покрыт яркими цветами. Смотришь на все это бьющее ключом разноцветное жизнеутверждающее великолепие – и хочется радоваться, сделать-переделать все дела, горы свернуть!

Веранда и двор
И вот когда вы уже почувствовали себя практически героем, способным на какой угодно подвиг, когда вы чуть ли не физически ощутили, что за спиной у вас выросли крылья и вы готовы взлететь от наполняющих вас чувств, вы выходите на веранду, и дальше во двор, под открытое небо… – и вот здесь вы видите то, что скрывал от вас дощатый забор, когда вы впервые подъехали к дому. Вы вдруг обнаруживаете себя в джунглях. Но не в диких, страшных и непредсказуемых, а в очень милых, с аккуратными пальмами, сине-розовыми цветущими кустами и пробивающимся сквозь заросли белым солнцем. И опять, как и при входе в дом, но теперь уже на пороге из дома, вы теряетесь от неожиданности: о боже! что это? А это – забор. Обыкновенный дощатый забор, тот самый, который вы уже видели снаружи. Просто здесь, изнутри двора, он являет собой великолепную картину двух метров высотой и двух десятков метров шириной. Не в состоянии вымолвить ни слова, вы просто валитесь в подвесной диванчик под покатой крышей и раскачиваетесь, бороздя ногами стружку сосновой коры и думая только об одном: хочется жиииииииииить!!!!!

Хозяева…
А в это время хозяева, молча следовавшие за вами, пока вы обходили их владения, с чувством нескрываемого удовлетворения от произведенного впечатления наивно спрашивают:
– Чаю хотите? У нас есть травяной, душистый, – это она.
– Покачаетесь здесь, или вам показать нашу квартирку для гостей? – это он.
Вы, конечно, хотите и того, и другого, но прежде всего вы хотите получить ответ на единственный вопрос: кто? кто все это сделал?
– Мы сами, – без какого-либо намека на хвастовство молвят в ответ хозяева.
Ну вот, настал, наконец, момент знакомства с ними.
Позвольте представить: муж – Даглас (Douglas; прошу заметить – имя произносится через “а”, а не “у”, как это принято в русской транскрипции, где и мужские имена, и самолеты, и города величают “дугласами”), жена – Мила. 
Даглас – профессиональный строитель. Не спрашивайте у него, сколько объектов он построил, он может запутаться, потому что никогда учета не вел. Сейчас Дагласу 77. За последние год-два он поменял полы во всем доме – теперь вместо коврового покрытия под ногами кафельная плитка и паркет. А еще заменил всю сантехнику в ванных комнатах. А еще построил то, что жена называет газибо: уголок отдыха во дворе – с диваном-качелью, с капитальной крышей, спасающей от палящих лучей и от дождя. А еще пристроил к дому вторую половину, получилось отдельное благоустроенное жилище – кухня, комната и санузел. Может, друзья-родственники погостить приедут. Может, Милина дочь переберется в Америку. А может, квартирантов пустят. Квартирка эта еще не совсем готова, а у Дагласа уже следующая задумка вертится в голове – соорудить двухэтажный теремок вокруг дерева, что растет в углу двора. Задуманное сооружение может служить для релаксации, а может и для получения новых вдохновений. Идея, кстати, принадлежит не Дагласу, а Миле. Равно как и другие, уже воплощенные Дагласом, идеи пристроек и переустройства.
Людмила пять лет назад была преуспевающим юристом и одинокой матерью двоих детей в Ялте, но в одночасье решилась на крутые перемены в жизни. Помогла неугомонная и всегда настроенная на позитив натура. Теперь она живет не на полуострове Крым, а на полуострове Флорида, не на берегу маленького моря, а почти рядом с большим океаном, она забыла о возрасте, говорит, что здесь его просто не существует, от имени осталась только вторая половина. Она счастливая жена, управляющая хозяйством, художник, дизайнер интерьера, модельер и портниха. При этом не перестает быть любящей и заботливой матерью привезенному с собой сыну и оставленной в Украине взрослой дочери.

…и их секреты
Она всегда знала, что талантлива от природы во всем. Но никак не подозревала, что в ней дремлет художник. Обнаружила в себе новый талант случайно, когда по пятнадцатому каналу смотрела программу Боба Росса. “Если писать картины так просто, то почему я их не пишу?”, – задалась она вопросом и на следующий день отправилась в магазин закупать краски и кисти. Вдохновение пришло само, первый шедевр был готов уже через полчаса. Потом она создавала картины каждый день, и встал вопрос: а что с ними делать? Дарила друзьям, продавала на ярмарке, выставляла для интересующихся в интернете. Почти все живописные произведения “ушли”, картинная галерея в доме опустела. Тогда к ней пришла другая страсть – творить из ткани. Покупала небольшие отрезы на распродаже в магазине тканей “Jo-Ann”, шила кукол, диванные подушки и сумки. А неугомонная творческая натура опять стремилась вперед, осваивать то, что еще не пробовала. Соседи выбросили диван, выставили на обочину к приезду мусорщиков. Мила посмотрела на него со всех сторон, потрогала валики и подушки и… перетащила диван в свой дом. В тот день нашлось применение искусственному меху с черно-белым рисунком затейливой зебры. Вся старая обшивка уехала туда, куда и отправляли ее старые хозяева, а каркас приобрел новую одежку – получился тот самый диван, что стоит сейчас в гостиной. Вскорости около дивана лег в тон ему новенький коврик, появился он тоже не из магазина, а из-под умелых рук Милы. А чтобы композиция получила завершение, пришлось убедить Дагласа, который придерживается консервативных взглядов на убранство дома, и получить его согласие на раскраску оконных жалюзи. Так над диваном появилась черно-белая гармошка, а на стене справа расцвели маки. Волшебная лампа при входе в дом есть не что иное как небольшой кусочек парчи, натянутый на старый абажур, и приклеенные к толстенькой ножке разноцветные стекляшки. Идея создать сверкающее “бриллиантовое” великолепие родилась не сразу, а после раздумий – куда бы пристроить действительно небольшой, но уж очень красивый кусочек царской ткани, потому как на платье для великосветских приемов его было явно недостаточно. Несколько других разноцветных кусочков ткани попроще обтягивают сейчас вертикальные жалюзи в спальне – вот почему там каждое утро фейерверк красок.
Наряду с другими особенностями славянские женщины отличаются от американок тем, что не выбрасывают старые вещи, а находят им иное применение, дают вторую жизнь. У Милы это свойство доведено до совершенства: в каждой треснутой вазе, разбитом стуле, пустом пластиковом контейнере из-под молока она видит даже не просто новый предмет, а художественный шедевр, выполняющий вполне практическую функцию. [singlepic id=91 w=320 h=240 float=left] Два местами покрытых ржавчиной металлических стула, облупившаяся настольная лампа с выцветшим абажуром и рассохшийся столик нашли бы свою кончину на свалке, если бы Мила не рассмотрела в них далматинцев. Отрез искусственного меха, купленный за полцены, две баночки краски плюс художественное воображение – и получился уголок отдыха. Кстати, Даглас тоже поучаствовал в этом проекте – смастерил деревянную раму и оправил в нее зеркало. Художнице-дизайнеру осталось только раскрасить раму под масть.
Другая деревянная рама, сколоченная Дагласом, стараниями Милы превратилась в яркое панно на стене в спальне. Потребовалось всего лишь немного воображения и полметра набивного ацетатного шелка. А старые белые брюки и майка с помощью нескольких иероглифов, нанесенных черной краской, превратились в стильный костюм. Тот самый, в котором она на фотографиях.

Информация к размышлению
Даглас – строитель-универсал, настоящий Мастер. Причем работающий много и делающий все безукоризненно. Это его стиль. Стиль Милы – яркость, неповторимость, всегда движение и только позитив. Смешение стилей – крепкая семья и комфортабельный, уютный, неповторимый дом с праздничной атмосферой даже в самые серые будни. 
Своим всегда хорошим настроением оба они с удовольствием делятся с гостями, как будто его у них припасено для каждого, кто заходит. А вот картины, обновленные предметы мебели, сшитые сумки, яркие цветочные вазы и прочие поделки существуют в единственном экземпляре, потому что свои творения Мастерица не тиражирует. Но может подарить или продать, если уж кто-то очень сильно захочет.

Ну вот, мы с гостеприимными хозяевами познакомились, все посмотрели, секреты выведали, позитивом зарядились; настала пора прощаться. А на прощание нам с вами в подарок – информация, для кого-то – к размышлению. Вот здесь, на сайте
http://foto.mail.ru/mail/blacksea57/67 или http://foto.mail.ru/mail/blacksea57/1134.
Если страницы по какой-либо причине не откроются, наберите “Людмила Гуцуляк” в строке поиска информации – и тогда вы увидите и фотографии, и видеофильмы, и много чего еще. Наслаждайтесь!